Чечня, как много в этом звуке

Неожиданно в феврале 1995-го директор муниципального фонда социальной защиты населения Адмиралтейского района, Яковлева Галина Васильевна, с которой мы уже достаточно долго и плодотворно сотрудничали, спросила: «Станислав, а вы не хотели бы вместе с группой добровольцев отправиться в столицу Чечни, Грозный, чтобы развернуть там пункт гуманитарной помощи для пострадавших».

«Конечно», — не задумываясь, ответил я. Так все и решилось.

Ждать организации «борта» (самолета) в г. Моздок пришлось около месяца, а за это время шел набор команды добровольцев, приобретение необходимых вещей, выяснение ситуации в Чечне и другая, необходимая для такого рода мероприятия, подготовительная работа. К началу марта все формальности были утрясены и команда из 7 добровольцев была готова отправиться в Чечню.

Галине Васильевне удалось собрать тонн 20 продуктов, медикаментов, одежды — все это было упаковано и погружено на борт самолета. Вылет был назначен на 7 марта. Хотелось бы поименно назвать тех, кто был в числе этих первых добровольцев — это Сутапа прабху, Мурари Кришна прабху, Вани пати прабху, Стока Кришна прабху, Навадвипа чандра прабху, Чета прабху. Если бы даже кто-то из нас знал, с чем нам придется столкнуться в Чечне, я уверен, что ни один человек не изменил бы своего решения.

Утром 7-го марта мы были на аэродроме и ждали посадки на военно-транспортный самолет. Выяснилось, что, так как Мурари Кришна Прабху не был заранее внесен в бортовой список, он не сможет полететь. Военный, проверявший вещи и документы, был непреклонен. Он не знал, что если преданный хочет служить Кришне, для него не существует препятствий. Этот военный не стал выгонять Мурари Кришну, а позволил ему проводить остальных.

Мы все уже усаживались в специальный автобус, который должен был отвезти нас к самолету. На какое-то время военный отвлекся и Мурари, словно ждавший этого момента, кинул свои нехитрые пожитки в автобус, прыгнул туда сам и затаился на полу. Военный, повернувшись и не обнаружив провожающего, направился к нам. Однако было видно, что ему неудобно и он в растерянности, так как на его глазах человек совершенно добровольно просто рвется туда, где царят горе и смерть. Ему было неловко и подойдя к автобусу, он, не сказав нам не слова и даже не заглянув в салон, дал водителю знак отправляться.

Во время полета преданные повторяли мантру, обсуждали возможные сценарии развития событий, другие пассажиры выпили бутылку коньяка для храбрости и время от времени присоединялись к разговору.