Радушие военных

7 марта 1995 года в 14.00 мы прилетели в г. Моздок.

Полет прошел без приключений. Прямо на аэродроме мы были встречены представителями 129-го мотострелкового полка г. Ленинграда, с помощью которых весь груз был перегружен на их автомашины и на следующее утро колонна из бронетранспортеров и грузовиков тронулась в путь.

Мы ехали в расположение этого полка, дислоцировавшегося где-то в 20 километрах от г. Грозного. До места добрались поздно вечером. Нас встретили и распределили на ночлег по разным палаткам. В первую же ночь, как только я заснул, меня разбудил уже знакомый по переезду капитан. Он попросил пройти к ребятам и рассказать о «нашей вере». Вместе с Сутапой прабху и в сопровождении этого парня мы зашли в палатку и от неожиданности остановились в дверях.

Ярко горела лампа наверху, под ней, в центре, была расстелена плащ-палатка, вокруг которой сидело человек 20 давно небритых военных. Бурно обсуждая текущие события и дымя папиросами, они пили коньяк. Увидя лысых монахов, с мешочками на руках, все на какое-то время замолчали от неожиданности, а затем стали наперебой приглашать нас присесть и отведать, что Бог послал. В общем, прием был радушный. От коньяка и закуски мы отказались, а на посыпавшиеся со всех сторон вопросы, отвечали как можно подробнее и доступнее.

Этот мотострелкоый полк только-только вышел из боев за г. Грозный, в которых погибла половина личного состава и эти суровые люди, не раз видевшие смерть друзей, хотели знать, почему Бог позволяет все это и что происходит с душой после смерти тела. Во время беседы из этой же палатки отдавались приказы о минометных обстрелах перекрестков дорог, находившихся поблизости.

От выстрелов миномета, который оказался гед-то совсем рядом с палаткой, сразу немного заложило уши, но военные совершенно не обращали на это внимания. Я до сих пор помню табачный дым коромыслом и внимательные глаза этих пьющих и не пьянеющих людей, в которых застыл безмолвный вопрос — «Почему все это с нами происходит?»

Беседа продолжилась далеко за полночь, кстати выяснилось, что запасы коньяка в полку достаточные, по причине взятия ими во время боев Грозненского коньячного завода.

Почти всю нашу команду приютили в медсанчасти для офицерского состава (на фото, где мы сидим вокруг печурки, палатка этой медсанчасти) — это была достаточно просторная палатка, где мы собирались, чтобы принять прасад, обсудить планы, а также провести духовную утреннюю программу. Меня же определили в находящуюся неподалеку палатку для больных и раненых солдат. Признаться с непривычки было достаточно аскетично спать в окружении страдающих людей.

Помню, когда засыпал, на ум приходили мысли, что еще недавно я жил в относительно спокойном Ленинграде и возникало ощущение нереальности происходящего. Однако вокруг все было реальнее некуда, по крайней мере, с материальной точки зрения.

Служба Арати в машине управления для командного состава

Понятное дело, наш ообычный храмовый распрядок дня претерпел некоторые изменения. Однако, мы старались проводить утреннюю духовную программу, несмотря на изменившиеся условия (на фото Стока Кришна, Вани пати и Мурари Кришна поют мангала-арати в машине управления для командного состава).