Своим чередом

Отдельно необходимо упомянуть о Маюрадхвадже прабху, который в то время являлся руководителем программы «Пища жизни» в российском масштабе.

Он организовал перегон единственной нашей машины в Чечню, готовил группы волонтеров для замены  и оказал еще очень много самой разнообразной и крайне необходимой помощи. Его помощник, Шриман прабху, вместе с водителем (тогда этого преданного звали Эдик), проехал пол-России и доставил эту машину прямо в Грозный. Кроме того Шриман вместе с другими преданными открыли благотворительную столовую в столице Ингушетии Назрани, куда стекались беженцы из Чечни.

Все шло своим чередом, наша команда постоянно обновлялась — кто-то приезжал, кто-то уезжал. Волонтеры приезжали со всей России, фактически каждый внес свой вклад в это чрезвычайно важное дело. Когда уровень нашего повседневного быта стал достаточно высоким я, на свой страх и риск, пригласил для служения несколько матаджи (девушка, женщина) из Санкт-Петербурга и ни на секунду об этом не пожалел. Рамания, Дамари, Шайла васини — та самоотдача и героизм, который проявили эти, с виду совершенно обыкновенные женщины, заслуживают самой высокой оценки. В числе тех, кто приезжал в Грозный несколько раз, была и моя будущая супруга Бхакти.

Сутапа

Чечня обустраивалась — ремонтировались разрушенные здания, потихоньку налаживалась работа районных администраций, но, вместе с этим, ночные обстрелы также носили постоянный характер. Прямо напротив нашей столовой размещалось несколько батальонов российских войск. Так уж получалось, что когда их начинали обстреливать со стороны грозненского парка, пули летели совсем рядом с нашим зданием. Удивительно, но все настолько к этому привыкли, что никто даже не вставал с кроватей. Однако как-то ночью это «спокойствие» было все же нарушено.

Стрельба все усиливалась, стали вовсю использоваться подствольные гранатометы и другие достаточно сильные средства поражения, да и пули стали залетать в наше помещение. Было принято решение для защиты от пуль разместиться под окнами. Помню, что преданные тогда очень внимательно повторяли святые имена.

Один преданный, тогда его звали Владимир, оказался отсеченным от всех. Он часто уединялся под вечер и громко вслух читал Шримад-Бхагаватам — также все происходило и в тот вечер. Когда же он почувствовал, что обстановка накаляется и попытался выйти из комнаты, чтобы присоединиться к нам, рядом с ним, фактически за дверью, раздалось несколько взрывов и дверь прошила автоматная очередь. К счастью, Господь защитил его. Вы можете сами спросить у него, с каким чувством он тогда повторял Харе Кришна маха-мантру. Наверное, нам надо пытаться так повторять ее всегда.