Вовремя

Наша помощь пришлась вовремя — к двенадцати часам перед окошком для раздачи выстраивалась длинная очередь.

В основном это были русские, которым во время войны пришлось особенно туго, ведь у них, как правило, не было родственников в деревнях, к которым можно было уехать или получить от них продуктовую поддержку.

Один раз, еще не старый человек буквально ползком приполз к столовой. Сейчас уже не помню, было это вследствие болезни или от голода, наверное и то и другое, ему вынесли пищу и также лежа он ее ел. Люди нуждались в психологической поддержке — в то время им не надо было объяснять, что все происходящее — действие неумолимого закона кармы. Они нуждались в простом человеческом внимании и сочувствии.

Если описывать все наши приключения подробно, то пришлось бы написать целую книгу. Поэтому, я опишу лишь основные вехи развития программы, останавливаясь на наиболее ярких моментах.

Слева направо: Саламбек Хаджиев, Сукхананда, Сутапа

Программа развивалась, о ней уже знали как президент Чеченской республики, на прием к которому мы пришли сразу после приезда, так и представители России. Спустя некоторое время после ее начала, было очевидно, что нам нужно отдельное, более просторное помещение. Мы нашли его неподалеку — столовая грозненского дома-интерната.

В разбомбленных ресторанах и столовых, мы буквально по частям собирали различное оборудование и через несколько месяцев напряженного труда у нас были такие мощности, что каждый день мы раздавали 2-3 тысячи порций горячего питания.

Рацион был самый разнообразный — это молоко и булочки для учеников вновь открывающихся школ, борщ, гречневая каша и напиток из шиповника для остальных. Ежедневно обслуживалось около 10 точек по всему городу, куда в определенное время приезжал наш, уже ставший знаменитым, уазик с яркой эмблемой миссии и мы прямо с колес раздавали еще горячую пищу.